2. Вторая мировая война



Ножны для ножа, изготовление ножен, реставрация ножен, реконструкция ножен, изготовление ножа в домашних условиях, примеры и советы по изготовлению ножа в домашних условиях, кожаные ножны для ножей, ножны для ножей, ножны своими руками, охотничий нож, лезвие ножа, рукоятка ножа, деревянная рукоятка, ножны, Ножны для охотничьихРазработка эскизов и чертежей для самостоятельного изготовления ножен, Бесплатное программное обеспечение, Статьи и публикации о ножах, Тактические ножи, Как заточить нож, Материалы для изготовления клинка, Материалы для рукояток ножей, Ножи скрытого ношения, Ножны скандинавского типа, Нож своими руками, Охотничий нож, Приспособления для ношения ножей, Уход за ножом, Заточка, чистка, смазка ножа, Формы рукоятки ножа, Обработка дерева,  Обработка металла, Обработка кожи, Женские сумки, Бумажники, Кошельки, Портмоне, Хозяйственные сумки, Кожаные сумки, Кожаные браслеты, Изделия из синтетических материалов, Стропа, Синтетика, Кожзам, Искусственная кожа, Пояс, Кожаный пояс, Разгрузка, Разгрузочный пояс, Серебро, серебрение, Позолота, Патина, Меднение, Оксидирование, Металлическая фурнитура, Кнопки, Блочки, Хольнитены, Полукольца, Пряжки, Насадки для установки кнопок  Насадки для установки фурнитуры, Пресс для установки кнопок






История боевых ножей

Вторая мировая.

Несмотря на широкую распространенность окопных ножей и кинжалов в 1-ю Мировую войну и накопленный огромный практический опыт штурмовых и разведывательных подразделений, ни одна из сторон не вынесла для себя из войны должные уроки. Хотя в Германии руководство рейхсвера среднего и высшего уровней активно участвовало в 1-ой Мировой войне и само могло убедиться в возможностях применения боевых ножей, однако никаких выводов сделано не было и армия Веймарской республики штатного ножа не получила, а оставшиеся нереализованными окопные ножи легли на склад. 
В 1935 г. был создан вермахт, введена всеобщая воинская повинность и вооруженные силы Германии стали активно развиваться, т.к. руководство 3-го рейха начало готовиться к реваншу. Поскольку ставка традиционно делалась на быструю победоносную войну, главное внимание при этом было уделено флоту, авиации и бронетанковым войскам, которые оснащались самой современной техникой. Пехота никаких нововведений практически не получила, кроме пулемета MG 34 и стальной каски М35. Основным штыком продолжал оставаться все тот же «Seitengewehr 98K» к той же винтовке Mauser обр.1898 г., карабинам «98b» и новому «98k», винтовкам «33/40» и «98/40», изменения коснулись только накладок рукояти, которые стали изготавливаться из бакелита, хотя часть штыков сохранила деревянные накладки. Эта модификация штыка изготавливалась с 1934 г., начало массового выпуска – 1936 г. 
Ножей на вооружение вермахта принято не было, хотя с 1933 г. начался массовый выпуск форменного холодного оружия для различных политических, спортивных, военизированных и пр. организаций 3-го рейха. Выпускалось много вариантов кортиков для различных родов войск, парадных штыков, даже на основе дизайна швейцарских кинжалов «гольбейн» были разработаны служебные кинжалы штурмовиков SA (Sturmabteilung – военизированные формирования НСДАП), SS и других организаций. Кроме штатного форменного оружия множество фирм выпускало произвольные варианты штыков на основе парадной модификации «KS98», короткого штыка обр.1898 г., они предназначались для ношения с формой вне строя и приобретались военнослужащими самостоятельно. Существовало множество вариантов травления клинков под заказ, некоторые немецкие фирмы даже выпускали каталоги возможных вариантов украшения клинка.
Тяга немцев к украшательству резко снизила боевые качества этих изделий, несмотря на то, что в их основе лежали неплохо зарекомендовавшие себя образцы холодного оружия. Ослабленные хвостовики клинков и силуминовые рукояти парадных штыков, травмоопасные детали прибора служебных кинжалов делали их малопригодными в качестве армейских. Наглядным примером этому служат многочисленные, сохранившиеся в качестве трофеев образцы подобных изделий, претерпевшие для восстановления боевых свойств существенные переделки, заключавшиеся в спиливании травмоопасных деталей прибора и переделке клинка. Видимо создатели этих образцов форменного оружия придавали им скорее символический, нежели функциональный смысл.


Первой, как и следовало ожидать, свой нож получила военная авиация - Люфтваффе. Стремительное ее развитие потребовало предоставить летному составу специальное снаряжение, к которому и относился «Kappmesser M 1937», инерционный нож летчика, принятый на вооружение 24 мая 1937 года. Он относился к оснащению для выживания летного состава, об использовании его в качестве боевого ножа при его конструировании и выдаче подразделениям никто и не думал. Нож должен был служить в большей степени для распутывания и отрезания строп парашюта в случае попадания в нештатную ситуацию при аварийном покидании экипажем самолета.
Разработка ножа шла по заказу летчиков, которым был нужен компактный нож, открываемый одной рукой, на случай если вторая рука занята или повреждена. Работа механизма ножа строилась на использовании веса клинка, поэтому подобные ножи принято именовать гравитационными или инерци-онными. Корпус ножа представлял собой прямоугольный коробчатый пенал с направляющим пазом, внутри которого и передвигался клинок за счет ускоренного движения руки или просто под действием силы тяжести. Фиксация клинка в крайних положениях (открытом и закрытом) производилась пружиной, оснащенной флажковым рычагом. При освобождении рычага-стопора и переворачивании острием вниз, либо резком встряхивании, клинок выходил из рукояти и становился на стопор. Повторное нажатие рычага с переводом ножа в положение острием вверх позволяло убирать клинок обратно, внутрь рукояти. Первые модели Kappmesser имели однолезвийный клинок из нержавеющей стали длиной 105-110 мм со стреловидным острием. С противоположной от рычага стороны рукояти на оси закреплялась откидная свайка, складывавшаяся в паз на брюшке рукояти. Свайка не имела фиксации и удерживалась в открытом положении за счет Z-образной формы пятки, кроме распутывания такелажа она использовалась в качестве щупа для поиска мин. 
Наиболее слабым местом конструкции была пружина - она часто ломалась. Проблему ее надежности в годы войны так и не удалось решить. Второй проблемой ножей первых выпусков было засорение механизма со всеми вытекающими последствиями. Этот недостаток был устранен у второй модели: отжав дополнительный стопор, нож можно было разобрать для чистки и смазки в полевых условиях. У первой модели встречается название изготовителя на клинке и клеймо о приемке военной авиации на свайке. У второй модели на свайке вместо клейма о приемке военной авиации иногда встречается имперский идентификационный код производителя. У обеих моделей деревянные накладки рукояти.
В конструкцию ножа до конца 1944 года вносились и иные изменения, но обусловлены они были уже спецификой производства в военное время. По причине дефицитности никелирование частей заменялось более дешевым оксидированием. Нержавеющий клинок сменил вороненый углеродистый. Два наиболее известных производителя таких ножей – «SMF» (Solingen Metallwaren-Fabrik) и «Paul Weyersberg SOLINGEN».
Почти сразу «Kappmesser M1937» стали снабжать и парашютистов-десантников. Цель его использования была та же: распутывание и отрезание строп или лямок парашюта, например, в случае зависания парашютиста на кронах деревьев. При десантировании нож находился в специальном чехле, соединенном с антабкой плетеным шнуром с двумя карабинами на конце. При приземлении нож отстегивался от закрепленных на парашюте ножен и перекладывался в специальный брючный карман с клапаном на двух кнопках. Этим крепление Kappmesser десанта отличалось от люфтваффе: у летчиков шнур одним концом пришивался на летный комбинезон. Именно парашютные войска – Fallschirmtruppen стали впервые использовать этот нож не по назначению – в качестве боевого ножа.
Новый род войск как нельзя лучше подходил для обеспечения блицкрига с неба. Знаменитые киевские учения РККА 1935 года, в ходе которых был выброшен парашютный десант в 1200 человек и посадочный десант в 2500 человек с тяжелым вооружением, включая артиллерию, бронеавтомобили и танки, произвели неизгладимое впечатление на германских военных наблюдателей, одним из которых был Курт Штудент (Kurt Student). Этот генерал с восторгом принял идею применения в наступательных операциях крупных сил воздушно-десантных войск и сыграл в истории немецких парашютных частей такую же роль, как Гейнц Гудериан в становлении танковых войск.
Поскольку за образец недорогого массового парашюта для парашютно-десантных войск немцы приняли итальянский парашют системы Сальваторе серии RZ, в отличие от парашюта американской системы Ирвина, которым пользовались пилоты Люфтваффе, десантники прыгали с минимальных высот: 100–120 метров, а иногда вообще 75 метров, что обеспечивало высокую кучность высадки десанта и сокращало время снижения, в течение которого десантник был удобной мишенью для противника. Зато, из-за конструкции RZ, ни о каком управлении парашютом и речи быть не могло, встреча с землей происходила даже в безветренную погоду со скоростью 3,5 - 6,5 м/с, что в сочетании с наклонным положением тела было весьма травмоопасно, кроме этого, немецкий десантник не только покидал самолет без запасного парашюта, но и без оружия – оно мешало при десантировании. Поэтому, помимо ножа, военнослужащие парашютных частей штатно имели при приземлении только пистолеты. Остальное оружие, снаряжение, медикаменты, средства связи и пр. выбрасывалось вместе с десантом на парашюте в специальных контейнерах – “Waffenhalter”. Несовершенство раздельной системы доставки стало очевидно в первых же боевых операциях.
Парашютно-десантные войска применялись в Норвегии, Голландии и на Крите. Рухнувший в зону высадки с минимальной высоты Fallschirmjager, освободившись от парашюта, доставал пистолет и отправлялся на поиски контейнера с оружием. Именно в это время десантники несли самые тяжелые потери. Так, во время Критской операции в мае 1941 года сотни парашютистов погибли, упав в озера и водохранилища. Другая часть десантников приземлилась буквально на головы англичан и, не успев разобрать стрелковое оружие, была уничтожена. За две недели боев немцы потеряли более 3000 человек убитыми, что составило около 40% личного состава. Видимо, это и породило множество историй о боевом применении Kappmesser. Германский десантник отличался крайне высоким боевым духом и великолепными навыками ведения рукопашного боя. Даже будучи отрезанным от контейнера с оружием, расстреляв скромный боезапас к пистолету, он сдаваться не собирался, а, наоборот, умело действуя клинком или свайкой ножа, либо кулаками, старался завладеть личным оружием противника.
Вопреки действующим инструкциям, бойцы пытались самовооружаться и, с риском получения травмы, прыгать с автоматами и даже карабинами. К концу 1941 г. надежды на блицкриг с неба рассеялись как утренний туман. Стало ясно, что просто научить пехотинца прыгать с парашютом – очень мало. Новый род войск потребовал не только совершенно нового снаряжения и вооружения, но и кардинальной революции в средствах доставки и десантирования, разработки специальной боевой техники и средств связи. Без всего этого вступившая в бой на вражеской территории автономная боевая группа была обречена, каким бы высоким боевым духом и храбростью не обладали ее бойцы. А на это у 3-го Рейха не оказалось ни средств, ни времени … Победа на Крите оказалась «пирровой» для немецких парашютно-десантных войск, вскоре после окончания боев на острове высшее немецкое командование сделало вывод: «Крит показал, что дни парашютистов закончились». В итоге воздушно-десантные части до конца 2-й Мировой войны использовались на сухопутных фронтах в качестве элитной пехоты. Именно с этого времени «Kappmesser M1937» применялся в боях солдатами дивизии Бранденбург, а также вошел в оснащение экипажей танков и самоходных артиллерийских установок. 
1 сентября 1939 года можно считать датой возрождения боевых ножей в немецкой армии. Для вступления в Польшу были сформированы смешанные подразделения, которые состояли из ветеранов 1-ой Мировой войны и новобранцев вермахта. Именно ветераны принесли с собой окопные ножи, сохранившиеся у них с предыдущей войны, так впервые во 2-ой Мировой войне стали использоваться боевые ножи. Ветераны должны были передать свой опыт молодым солдатам, что им и удалось, а поскольку боевые ножи снова показали себя в деле, то эта воинская часть выдвинула свои запросы армейскому снабжению. Поскольку штатное оснащение ножами не было запланировано, то отдел снабжения не смог сразу же исполнить запросы воинской части, и здесь помогла организация Тодта, которая закупала на производстве и в торговле подходящие ножи и поставляла их армейскому снабжению. Среди этих ножей были также большие партии окопных ножей с 1-й Мировой войны, которые затем снабжались ножнами с зажимной пружиной и выдавались войскам.
После того, как в 1941 г. блицкриг на Востоке захлебнулся, а быстрая прогулка до Москвы превратилась в тяжелые позиционные бои, вермахт вновь вспомнил про старый Graben-Dolch и в 1942 году начал закупки «Infanteriemesser 42» - недорогого армейского ножа в металлических ножнах, также оснащенных клипсой: эту модель можно было как цеплять на обмундирование и снаряжение, так и носить прицепленной на голенище сапога. Как это часто бывает с ножами, выпущенными во время войны, не сохранилось никаких документов ни о принятии этого ножа на вооружение, ни о дате этого события. Также неизвестно, все ли дивизии должны были быть оснащены ими или же только специальные подразделения или части подразделений по аналогии с приказом Военного министерства во время 1-й Мировой войны. Фактом является только то, что немногие войсковые части были полностью оснащены пехотным ножом обр. 42. 
Нож представлял из себя очень простую конструкцию из одной металлической детали с приклепанными деревянными плашками рукояти. Так, собственно, всегда и выглядели немецкие армейские ножи, исключение составляют только ножи фирмы Puma с бакелитовыми накладками рукояти. Также известен вариант ножа этой фирмы и еще одного неизвестного производителя с дополнительными инструментами в рукояти. Минимальное количество боевых ножей имело клеймо производителя на пяте клинка. 
В 1942 г. была даже предпринята попытка сконструировать универсальный штык-нож, чтобы лучше удовлетворить потребности действующей армии, дополнительно встроив в рукоятку такие инструменты как штопор, консервный нож и др. В связи с приоритетами, связанными с войной, а также в связи с большой стоимостью штыка-ножа SG 1942, дело дошло только до войсковых испытаний, а широкого распространения этой разработки, намного опережающей свое время, не произошло. 
По примеру вермахта люфтваффе также разработала боевой нож с фиксированным клинком. Клинок этого ножа длиннее, а гарда шире, чем у ножа для пехоты, и у него почти всегда есть клеймо авиационной приемки. Экземпляры с клеймом изготовителя встречаются крайне редко, также как и экземпляры с пластмассовыми накладками рукояти вместо деревянных. Официальное название этого ножа для военной авиации, также как и номер модели с точной датой приемки на вооружение неизвестны из-за отсутствия документов. Также не удалось установить, был ли этот нож предназначен для оснащения 21-ой полевой дивизии люфтваффе. Точно известно лишь то, что этот боевой нож использовался летным составом. 
Иностранные подразделения войск СС были оснащены ножами национального типа. Так, например, дивизия СС „Charlemagne" – французским ножом-кинжалом Mle 1916, а дивизия „Nederland" – голландским кинжалом Stormdolk M 1917. Обе модели были захвачены во время западной компании 1940 года в больших количествах и получили немецкое название кинжал 116 (f) и кинжал 115 (h). Кинжал 116 (f) был выдан осенью 1943 г. также рядовому составу 18-ой дозорной флотилии немецкого военно-морского флота, расположенной в Остенде, Бельгия. Его носили во время увольнения вместо штыка. Итальянские боевые ножи выдавались с конца 1943 года немецким парашютистам. Боевым ножом фирмы Пума со встроенными инструментами в рукояти оснащались, скорее всего, саботажные и диверсионные группы. 
Следует отметить, что такого большого разнообразия боевых ножей в немецкой армии, как во время 1-й Мировой войны, во 2-й Мировой войне не было. Постоянная маневренная война требовала другого вооружения, чем продолжительная позиционная война, хотя боевые ножи и требовались для диверсионно-разведывательных отрядов. Но для обычной пехоты намного важнее и эффективнее было массированное применение автоматического оружия. Традиционный штык практически не имел существенного военного значения. 
В течение двадцати лет фашистской власти в Италии различными политическими организациями, военными, милицией, военизированными структурами, которых было создано множество, использовалось огромное количество различных типов ножей и кинжалов. Первое время после создания фашистской партии ее члены носили ножи или кинжалы «отважных» - ударных подразделений итальянской армии периода 1-й Мировой войны, в основном использовались штурмовые кинжалы обр.1916 г. первого типа и трофейные австрийские “Sturmmesser M1917”, штурмовые ножи. Кроме них использовалось большое количество произвольных ножей и кинжалов.
Эти ножи и кинжалы, исполнявшие функции в первую очередь форменного оружия, носили символический смысл – они олицетворяли единство членов партии и их верность новой идеологии. Поэтому их рукояти и ножны украшались щитами, монограммами, резьбой с изображением символических виньеток, имен, ликторского жезла – символа НФП, либо на них имелись накладки с указанием воинской части.
В 1923 г. была разработана особая модель кинжала с четырехгранным игольчатым клинком от итальянского штыка обр. 1870 г. к короткой винтовке Vetterli-Vitali для африканской армии - «Pugnale 1923 della M.V.S.N.», которая являлась штатной для «мушкетеров дуче» вплоть до утверждения уставного кинжала в 1935 году. Этот кинжал называют «головастым» из-за характерной рукояти. Рукоять изготавливалась из черного дерева или покрывалась черной краской, на рукояти резное или накладное изображение ликторского жезла, на перекрестье выгравированы буквы M.V.S.N. - Milizia Volontaria Sicurezza Niazionale, добровольная милиция национальной безопасности, т.н. батальон «чернорубашечников» - штурмовики НФП. Изготавливались различные вариации этого стилета, например, с головой льва или орла, из никелированной или обычной бронзы. Кинжал офицеров M.V.S.N. отделывался позолотой. 
В 1925 году он был передан на вооружение также и колониальной милиции, а в 1939 году после создания ливийских парашютных частей их снабдили этими же кинжалами, единственное отличие от кинжала Национальной фашистской партии состояло в том, что их ножны были полностью покрыты черной краской. Здесь следует отметить существенное отличие практически всех итальянских форменных ножей и кинжалов от соответствующих немецких – итальянское партийное холодное оружие было настолько функционально, что после начала боевых действий его без переделок ставили на вооружение армии, где оно использовалось в качестве боевого. Кроме вышеупомянутого кинжала, которым также были вооружены члены батальона «Молодых фашистов», сражавшихся в Северной Африке, можно указать на табельный нож M.V.S.N. обр. 1935 г., который с 1940 г. состоял на вооружении офицеров Королевской армии. Собственно это и является причиной, по которой о них рассказывается в этой книге, посвященной все-таки боевому короткоклинковому оружию.
В 1935г. году был опубликован первый устав НФП, в специальной таблице к которому были представлены «официальные» модели, то есть официально регламентированные для всех членов партии, для мушкетеров дуче, для инвалидов и пограничной милиции. Кроме новых моделей, устав официально закрепил ряд уже используемых моделей. Как бы то ни было, на этих моделях основывались, с небольшими вариациями, кинжалы других организаций, как, например, Национальной федерации «отважных» или портовой милиции. Несмотря на это, еще долгое время после принятия устава были распространены ножи произвольного типа, некоторые из которых были воспроизведены в довольно большом количестве.
Форменный нож офицеров милиции национальной безопасности обр. 1935 г. с рукоятью из алюминиевого сплава, имевшей навершие с головой орла, согласно циркуляру Министерства по делам Итальянской Африки от 25 марта 1940 года, регламентировался офицерам Королевской армии с условием, чтобы он изготавливался с накладками рукояти из слоновой кости для старших офицеров и черными для остальных офицеров. Фактически, офицеры в колониях носили его уже начиная со времени военной кампании 1936 г. в Восточной Итальянской Африке. Зачастую ножны и рукояти военных кинжалов офицеров Королевской Армии не имели фашистской эмблемы, либо же кинжалы носили в ножнах от кинжала штурмовых отрядов.
В 1936 г. ножи функционального дизайна, основанного на ножах «отважных», начали выдавать молодежному крылу «мушкетеров дуче», затем членам организаций «Балилла» (O.N.B.) и «Итальянская ликторская молодежь» (G.I.L.), а начиная с 1941 года – также и «Молодым фашистам». Ножны, такие же, как у ножей «отважных», изготавливались из куска штыковых ножен.
В 1938 г. был принят на вооружение итальянской армии оригинальный штык-нож к винтовкам и карабинам обр. 1891/38 гг. и обр. 1938 г. Клинок штыка в походном положении складывался в рукоять по образцу т.н. полускладных охотничьих ножей, сам штык при этом оставался в примкнутом состоянии. Значительное количество винтовок с этими штыками было поставлено итальянским правительством в Финляндию в период «Зимней» войны 1939-1940 гг. и 2-й Мировой войны.
В 1939 г. с началом боевых действий 2-й Мировой войны на вооружение парашютно-десантных и штурмовых отрядов был принят боевой нож, создатели которого также вдохновлялись ножами «отважных». Штурмовые группы Королевского флота также имели свой штатный нож.
К началу 1930-х гг. основным личным оружием Красной армии продолжала оставаться трехлинейная винтовка Мосина обр. 1891 г. с игольчатым штыком. Однако армия остро нуждалась в современном автоматическом оружии и к середине десятилетия, благодаря модернизации оружейных заводов и появлению нового поколения талантливых конструкторов, такое оружие появилось. С новыми автома-тическими винтовками АВС-36, СВТ-38 и СВТ-40 в РККА стали попадать и клинковые штыки.
Курс на индустриализацию, объявленный в конце 1925 года, способствовал техническому перевооружению промышленности и внедрению в оружейное производство принципов производства массового и поточного. Здесь можно упомянуть и внедрение во второй половине 1930-х годов конвейерной сборки, и постепенное внедрение штамповки и сварки металлических деталей. Использование указанных технологий обеспечило возможность производить в СССР как автоматические винтовки сначала Федорова, затем Токарева и Симонова, так и штыки-ножи к ним. 
Наибольшее распространение в Красной Армии получил клинковый штык к 7,62-мм самозарядной винтовке системы Токарева обр. 1940 г. (СВТ-40), принятой на вооружение в апреле 1940 г. и производимой на Тульском оружейном и Ижевском машиностроительном заводах. Только в 1941 г. было изготовлено 1 031 861 СВТ-40 (не считая 35 тысяч снайперских, без штыков). Характерно быстрое изменение габаритов клинковых штыков: если у штыка СВТ-38 общая длина составляла 480 мм, то у штыка СВТ-40 - 360 мм. Таким образом, советские клинковые штыки эволюционировали очень быстро: война является существенным катализатором рутинных процедур, связанных с доработкой или внесением изменений в конструкцию оружия.
С середины 1930-х годов сотрудники НКВД в качестве специального средства получают т.н. «нож норвежского типа», который в нескольких разновидностях изготовлял завод «Труд». Образцом для т.н. «ножа НКВД» послужил один из видов охотничьих ножей шведской фирмы Понтуса Холмберга из Эскильстуны. Отличительная его деталь — развитая изогнутая гарда характерной формы. Всего за период 1930—1970-х годов было размещено несколько госзаказов на подобные ножи. Этот нож послужил силовикам и в военные годы, и после войны. Нож использовался как сотрудниками спецподразделений НКВД-МВД и НКГБ-МГБ-КГБ, так и СМЕРШем, и спецназом ГРУ, и другими подразделениями особого назначения.
Завод «Труд» в поселке Вача (бывшая фабрика Кондратова) с середины 30-х гг. являлся ведомственным предприятием НКВД и кроме бытовых ножей изготавливал служебное холодное оружие. С началом 2-й Мировой войны или как ее называют в России – Великой отечественной войны, «Труд» начал производить ножи для армии, военной контрразведки «СМЕРШ», разведывательно-диверсионных подразделений, саперов и др. В конце 1930-х годов на заводе был налажен выпуск двух новых моделей ножей – «финского типа» и «канадского охотничьего типа». 
Нож «финского типа» был принят на вооружение в 1937 г. как часть легководолазного спасательного снаряжения для аварийного покидания подводных лодок. Нож имел резиновые ножны и резиновый ребристый чулок на деревянную рукоять. Однако «боевое крещение» нож получил во время «Зимней» советско-финской войны 1939-1940 гг., во время которой им снабжали различные подразделения Красной армии. Позднее нож получил кожаные ножны. В период Мировой войны этим ножом вооружались саперы, десантники, диверсионно-разведывательные подразделения.
Тогда же в конце 1930-х гг. был создан добротный и аккуратно изготовленный так называемый армейский нож «канадского охотничьего типа». Он отличался массивным клинком с широкими долами, черной эбонитовой (шашечной) рукоятью (в годы войны замененной на деревянную) и кожаными ножнами. Во время 2-й Мировой войны этим ножом снабжали разведроты и другие спецподразделения РККА.
Итоги зимней русско-финской войны 1939—1940 гг. показали советскому военному руководству возможный характер грядущей военной кампании. Стало очевидно, что одним из главных направлений станут мощная разведывательно-диверсионная деятельность и контрразведка. В полупартизанской войне, которую вели финны, одним из эффективных средств были национальные финские ножи.
В передовых частях Красной Армии ходили легенды о финских диверсантах, которые ночью в полной тишине умудрялись вырезать своими ножами целые подразделения и метали ножи на большое расстояние, чтобы поразить противника. Большая часть этих фронтовых историй была, конечно, выдумкой, но справедливости ради надо сказать, что финны, не расстававшиеся со своими ножами ни в мирной, ни в военной жизни, владели ими виртуозно.
По окончании Зимней войны, к весне 1940 года, когда между СССР и Финляндией было достигнуто мирное соглашение, командование Красной Армии постаралось учесть боевой опыт этого локального конфликта. В том числе была пересмотрена роль боевого ножа в системе вооружения. Основываясь на практике применения ножей в ходе войны 1939—1940 годов, командование РККА пришло к выводу о необходимости принять на вооружение армейский нож для обеспечения подразделений, личный состав которых не имел штыков, — десантников, автоматчиков, разведрот. Нож должен был отвечать следующим требованиям: быть компактным; способным наносить глубокие колотые раны; способным наносить резаные раны движением «на себя» и «от себя»; иметь рукоять, удобную для различного хвата, и в то же время препятствующую соскальзыванию кисти руки на лезвие в момент удара и т.д.
В итоге в РККА был принят на вооружение «нож армейский образца 1940 года», который вошел в устную традицию как «нож разведчика». Этот нож оказался универсальным — его можно было использовать и как оружие, и как предмет бытового назначения. Стальная S-образная крестовина с обратным традиционному изгибом и форма деревянной рукояти способствовали его надежному удержанию при колющих ударах спереди-снизу. Отогнутая к острию часть крестовины со стороны лезвия позволяла упираться в нее большим пальцем для нанесения резаной раны при атаке сзади. Нож был недорогим в производстве, легким и эргономичным в работе, в том числе и в зимних условиях.
Характеристики армейского ножа образца 1940 года: общая длина — 263 мм; длина клинка — 152 мм; ширина клинка — 22 мм; толщина клинка — 3 мм; материал клинка — углеродистая сталь; материал рукояти и ножен — дерево. Благодаря применению развитой крестовины и достаточной длине клинка нож обладал хорошими поражающими свойствами даже сквозь толстое зимнее обмундирование, в том числе в стесненных условиях окопов и оборонительных сооружений, когда колющие удары наиболее эффективны. 
Подготовка военнослужащих к ведению рукопашного боя регламентировалась соответствующими Наставлениями и Руководствами. В 1940 году вышло учебное пособие для школ НКВД, а в 1941 году было издано «Руководство по подготовке к рукопашному бою Красной Армии», где излагалась упрощенная техника владения ножом, которую всего за несколько занятий смог бы освоить любой военнослужащий, в первую очередь – разведчики. Подготовка строилась не на освоении изощренной техники фехтования, а на изучении нескольких несложных базовых ударов и доведении их до автоматизма. Захват ножа «лезвием вверх» был крайне популярен.
Необходимо было запомнить несколько несложных правил, например, «при действиях ножом при столкновении вплотную» рекомендовалось наносить удар ножом в лицо, а затем в грудь или живот, смотря по обстоятельствам. Базовая концепция ножа как предмета экипировки позволяла использовать его в качестве многофункционального инструмента для решения целого ряда как боевых, так и хозяйственных задач. Невысокий уровень развития технических средств диверсионно-разведывательной борьбы тех лет сделал его незаменимым в условиях, когда была важна скрытность и бесшумность при уничтожении солдат противника.
Нож армейский образца 1940 года был вполне эффективным короткоклинковым оружием для своего времени и числился на вооружении до 1960-х годов. Подавляющее большинство ножей было произведено Златоустовским инструментальным комбинатом (ЗиК) им. В.И. Ленина, на клейме завода все эти годы оставались буквы «ЗиК», за исключением периода 1945—1946 годов, когда холодное оружие клеймилось аббревиатурой «ИМЗ», поскольку в эти годы оно производилось на Инструментально-металлургическом заводе, созданном на базе нескольких цехов ЗиК.
В годы войны множество армейских ножей изготавливали и кустарным способом в небольших мастерских, в том числе подростки — учащиеся техникумов, ремесленных и фабрично-заводских училищ. Так что при некотором внешнем сходстве образцы могли значительно отличаться друг от друга. 
Армейские ножи с мая 1942 года выпускали на предприятиях промкооперации. Предприятия потребкооперации РСФСР стали выпускать ножи гораздо раньше, уже в октябре 1941 года есть упоминание о выделении им металла для этих целей. Производились ножи и в прифронтовых областях по заказу фронтов. Учитывая, что к советским пистолетам-пулеметам штык не примыкался, армейскими ножами в первую очередь вооружали роты автоматчиков, разведроты, бойцов воздушно-десантных войск.
В начальный период боевых действий Второй мировой войны на территории СССР объемы поставок штатных ножей в армию были явно недостаточными. Приходилось «вооружаться» не только трофеями и гражданскими моделями, но и использовать разнообразные кустарные ножи, в том числе и произведенные в прифронтовых ремонтных мастерских.
Во время войны в СССР получила распространение практика награждения отличившихся военнослужащих так называемыми «подарочными» ножами, степень функциональности, материал и исполнение которых оставались на совести изготовителей. Каждый из них старался внести в конструкцию что-то от себя и украсить оружие в меру своих возможностей и вкуса.
Если американским коммандос удалось избежать продолжения эпопеи с кинжалом-кастетом Mark 1, то британским так не повезло. В 1941 г. они вновь получили кастет с приклепанным к нему клинком и надписью “B.C.41” - нож British Commandos обр. 1941 г., который был единственной штатной единицей вплоть до поступления в войска модели Фейрбэрна-Сайкса.
Рукоять-кастет выполнялась литой из стали или алюминиевого сплава, реже – из бронзы или латуни. Наиболее известны подобные модели из Шеффилда от фирм Clements, John Watts, James Ryals. Австралийцы и новозеландцы также щедро воздали должное этому дизайну в годы 2-й Мировой войны. Однако, ножи-кастеты имели и свою харизму, и своих горячих приверженцев, в расчете на которых та же Oneida Community Limited, выпустившая очень немного Mark 1, широко торговала рукоятями к нему вплоть до конца 2-й Мировой войны, на радость американским любителям, вставлявшим в нее клинки от кабаров, кинжалов и охотничьих моделей. 
Англичане, столкнувшись с началом 2-й Мировой войны с необходимостью создавать в крайне сжатые сроки эффективные спецподразделения для противодействия немцам, использовали опыт проведения крупномасштабных колониальных, специальных и полицейских операций, для чего были привлечены соответствующие специалисты. Среди них были и два бывших офицера шанхайской муниципальной полиции William Ewart Fairbairn и Eric Anthony Sykes. Помимо коррекции программ обучения, связанной с особенностями специальных боевых действий, они предложили и свой вариант дизайна боевого кинжала для ближнего боя, получившего название Fairbairn-Sykes Сommando Кnife. 
Этот кинжал первоначально производился Wilkinson Sword и имел ряд неоспоримых достоинств в качестве короткоклинкового оружия: простота и дешевизна изготовления, легкость и эффективность. Однако обнаруженные в ходе эксплуатации недостатки, например, острие на моделях первого образца было сделано слишком узким и часто ломалось, побудило производителя внести в конструкцию изделия ряд изменений, наиболее серьезные из которых принято группировать по образцам. За время производства в годы 2-й Мировой войны кинжал пережил 2 серьезные модификации – т.н. второй и третий образец, которые кроме Wilkinson Sword изготавливали и другие фирмы. По окончании 2-й Мировой войны Fairbairn-Sykes Сommando Кnife в числе другого вооружения поставлялся в США в счет военного долга Великобритании. На гарде поставляемых кинжалов, в основном тип 2, ставилось клеймо England.
В 1942 году Фейрбэрн перебрался в Северную Америку, где интенсивно сотрудничал с Офисом Стратегических Служб (OSS, в недалеком будущем ЦРУ) и рядом других государственных структур в части подготовки и обучения сотрудников. Не случайно практически точную копию его знаменитого кинжала в количестве 5000 штук под названием O.S.S. Stiletto производила фирма Landers, Frary & Clark. Популярность Fairbairn-Sykes Сommando Кnife вдохновила американцев на создание похожих моделей. Модель Marine Raiders Stiletto была в 1942 году предложена полковником Клиффордом (Clifford H. Shuey) и производилась Camillus Cutlery. Общий объем выпуска - чуть более 14 тыс. штук. На нем дорогая рукоять из дефицитной бронзы была заменена на литую из алюминиевого сплава, а клинок вместо ковки стал производиться штамповкой. В том же году другой полковник Роберт Фредерик (Robert T. Frederick) предложил Case модель, получившую название V-42 или F.S.S.F. (First Special Service Force) Stiletto. Их было выпущено еще меньше – около 3.5 тысяч. Предназначался V-42 для совместного американо-канадского отряда First Special Services Force (FSSF), созданного для проведения операции «Плуг» на территории Норвегии, но поскольку операция не состоялась, кинжал использовался и другими подразделениями вплоть до конца войны.
Собственные версии стилетов выпускались в годы 2-й Мировой войны на фирмах Case (Case Stiletto) и Western (L-76). Австралия и Новая Зеландия также, как верные союзники Британии, выпустили по собственной версии боевого кинжала на основе все того же Fairbairn-Sykes Сommando Кnife. Уже в 1960 г. компания Randall воздала должное традициям коммандос, произведя почти точную копию кинжала Fairbairn-Sykes под названием BC (British Commando). Кинжалы Фэйрбэрн-Сайкса пользовались популярностью не только в англо-американских войсках и у их союзников: немцы также использовали их для экипировки своих диверсантов, которым предстояло действовать на территории противника. Уменьшенные копии этого кинжала некоторое время были в ходу у сотрудников западных спецслужб и после войны. В ограниченных объемах они производились и в годы Вьетнамской войны японцами для нужд армии США. Различные версии F-S Commando Knife в послевоенные годы использовались сотрудниками английской SAS, французскими коммандос и Иностранным легионом. 
В 1941 г. к винтовке Lee-Enfield был выпущен игольчатый штык № 4 Mk II в двух модификациях: из круглого в сечении прутка диаметром 10 мм и из четырехгранного. Игольчатый 8-ми дюймовый (200 мм) штык по качеству и использованным материалам вполне мог претендовать на статус эрзаца, что в целом достаточно недвусмысленно характеризовало отношение к штыку английских военных в описываемый период. Недорогой в производстве, он изготовлялся с применением штамповых методов и сварки. Острие штыка было заточено на манер гвоздя, за что в войсках штык сразу получил характерное название «свинокол» (pig sticker).
В армии США к началу 2-й Мировой войны в основном использовались винтовки M-1903 Springfield и M-1 Garand. Выпускавшийся для них штык M-1905 в полном соответствии с военной доктриной начала века имел длину клинка свыше 400 мм. Именно этот штык стал основным для вооружения американских солдат на начальном этапе войны, эволюция коснулась, в основном, ножен: коричневые кожаные ножны (обр. M1905) были сначала заменены брезентовыми цвета хаки (обр. M1910), а в дальнейшем – пластиковыми с металлическим устьем и проволочными крюками для крепления на ремень (обр. М3).
Штык M1942, в основных чертах, мало отличался от поздних M1905 и использовался с теми же образцами винтовок: различие касалось замены деревянных накладок рукояти на пластмассовые, коричневого или черного цвета. Правда, стала значительно шире вовлеченность в изготовление штыков ножевых производств. Так American Fork and Hoe наряду со штыками производил шанцевый инструмент, молотки, топоры и мачете; Oneida Ltd – хирургические инструменты, кухонную утварь, а также раз-нообразное оборудование для авиации; Pal Blade Co – охотничьи и складные ножи, безопасные бритвенные лезвия; Union Fork & Hoe – шанцевый и садовый инструмент; Utica Cutlery Co – различные виды ножей (в основном, складные) и столовые приборы.
Чрезмерная длина клинков этих штыков вызвала многочисленные обращения из войск с требованием сделать штык более функциональным. Штык обр. M1905 с обрезанным до 254 мм клинком получил наименование обр. M1905E1, а соответственно укороченные ножны обр. M3 получили наименование M3A1 и М7. Именно на этих укороченных клинках прослеживаются многочисленные варианты переделки острия: от вывода его на обух, наподобие японских тип 30, до придания обуху скоса. Впрочем, массовому «обрезанию» подвергались и штыки M1942. Это побудило американцев в конце 1942 года начать разработку новой модели штыка-ножа с укороченным до 254 мм клинком и пластмассовыми ножнами М7. Модель получила название М1 и крепилась все на те же образцы стрелкового оружия – M1903 Springfield и M1 Garand. 
Первыми во вступивших в войну США штатный нож получили моряки. Основное назначение палубных ножей для моряков на первых порах было вполне прозаическим – работа с такелажем, возможность обрезать канат, пусковой линь и шлюпочные тали в аварийной ситуации. На флоте США это были вполне традиционные охотничьи ножи с клинками около 130 мм: первые официальные образцы подобных ножей представляют собой небольшие удобные модели с наборными рукоятями из кожи, стянутыми на гайку, фигурной головкой и небольшими ограничителями – односторонними или в виде небольшой крестовины. Ножны к ним выполнялись двух видов – пластмассовые или кожаные с маркировкой USN. Эта модель получила название U.S. NAVY MARK 1. Ввиду спешности закупок, приобретались различные модели с клинком около 5-ти дюймов, специалисты насчитывают более 40 разновидностей этой модели, поставляемой дюжиной американских компаний во всевозможных вариациях: с кожаными и резиновыми рукоятями, стальными, дюралевыми, пластмассовыми и деревянными головками рукояти и прочими отличиями. Назовем лишь наиболее известных поставщиков: Union Cutlery, Western, Imperial, Boker, Camillus, Case, Pal, Robeson, Geneva, Colonial. 
Однако уже в ходе кровопролитных боев за маленький тихоокеанский остров Гуадалканал перед ВМФ США во весь рост встала задача снабжения десантников морской пехоты США - U.S. Marine Corps универсальным клинком, сочетающим достоинства как инструмента, так и оружия. До этого военнослужащие приобретали различные ножи за свой счет. Задание на разработку подобной модели получили два офицера - полковник Джон Дэвис (John M. Davis) и майор Говард Америка (Howard E. America). Как настоящие военные, думали они не очень долго и вскоре, с начала 1943 г., нож, получивший название «U.S.M.C. Fighting Utility Knife 1219С2», производства фирмы Camillus, начал поступать в морскую пехоту США. За основу был принят дизайн ножа фирмы Marble Arms Co., в дальнейшем нож изготавливали Camillus, Pal, Robeson и Union.
Ножи были изготовлены в количестве 1 200 000 штук, однако львиная доля производства легла на Union Cutlery, каковая и произвела к концу войны около миллиона таких ножей под торговой маркой Ka-Bar. Прочие участники проекта объединенными усилиями выпустили примерно полмиллиона ножей. Не удивительно, что за ножом намертво приклеилось название «кабар» вне зависимости от того, кто его произвел на самом деле. Уже в послевоенные годы Camillus выпустил несколько миллионов 1219С2, что, впрочем, не заставило военных изменить старому названию. 
Хотя модели различных производителей в разные годы выпуска и отличались отдельными деталями (в частности, клинки ножей от Robeson и Union на первых порах воронились, а у прочих – защищались фосфатированием), но основные характеристики соблюдались строго: 7-ми дюймовый клинок, наборная кожаная рукоять с пятью кольцевыми канавками для лучшего удержания, стальная крестовина и головка, в опытных экземплярах завинчивающаяся на хвостовик, а в дальнейшем приклепанная. Кожаные ножны производились на двух фирмах –A.L.Siegel Co. и Boyt Harness Co. Пластмассовые ножны, производимые Beckwith Mfg. Co., появились позже: морпехи к ним питали сложные чувства. С одной стороны, они пользовались популярностью за неприхотливость и долговечность, но с другой, при выполнении скрытных высадок и разведки их старались не брать – соударяясь об оружие и снаряжение, они шумом демаскировали владельца. 
К апрелю 1943 г. на флоте пришли к выводу, что U.S.Navy Mark 1 является слишком аккуратным для обычного моряка - чересчур хрупок для нерасчетных нагрузок, каковым его подвергали матросы, и тоже переключились на кабары, которые были регламентированы 13.04.1943 г. под флотским обозначением «U.S.N. Fighting Knife Mark 2». В таком виде унифицированный нож служит на флоте до настоящего времени. С учетом того, что пробная партия 1219С2 в количестве 2100 штук попала к морпехам еще в декабре 1942 - январе 1943 г., этот нож можно уверенно считать редким примером по-настоящему удачного ножа-долгожителя в сравнении со всевозможными окопными ножами, боевыми кинжалами и прочими военными скороспелками, не продержавшимися в вооруженных силах и десятка лет. 
Вступившие в войну на европейском театре военных действий позже других стран, США опять получили возможность выбрать лучшее из имеющегося у противоборствующих сторон. После того, как первичный дефицит удалось насытить 6-ти дюймовыми версиями охотничьих ножей, военные взялись за разработку нового окопного ножа. Что послужило основой, немецкий нож люфтваффе с очень похожим клинком, или что-то иное, сейчас сложно восстановить, однако можно с уверенностью сказать, что этот нож никакого отношения к традиции ножей боуи не имел. В 1943 г. на вооружение армии США был принят Trench Knife M3, имевший выраженную боевую направленность клинка с полуторной заточкой. Почему американцы, имевшие к тому времени один из лучших ножей - 1219С2, приняли на вооружение эту заточку? Ответ прост – технологичность, простота и сроки изготовления. Кроме того, 1219С2 была моделью моряков, а вот М3 – армейской: это может показаться странным, но армия и флот США всегда относились друг к другу ревниво. С момента начала производства М3 в феврале 1943 года всего за 17 месяцев было произведено почти 2,6 миллиона ножей.
Получали М3 десантники, горные части и личный состав, не имеющий штыков, например, пулеметчики. Сходная с М3 модель c деревянной рукоятью под названием Commando Knife производилась для нужд союзников в середине 40-х в Австралии (производители - Gregsteel, East и Barker). В 1945 г. на основе Trench Knife M3 был разработан и принят на вооружение штык-нож M4 для карабина M-1. Так как М3 фигурировал как функциональная замена (“substitute standard”) своего младшего брата - штыка М4, в послевоенные годы М3 не утилизировался, а хранился на арсеналах. Возвращенные солдатами ножи проходили в середине 1940-х даже небольшие ремонтно-восстановительные работы. И своего часа дождались: значительные партии этих ножей пошли в качестве военной помощи в Южную Корею и Южный Вьетнам. М3 вместе со штыком М4 широко применялся и французскими войсками в послевоенных колониальных войнах.
Другой известной моделью времен 2-й Мировой войны был американский автоматический нож «М2 Paratrooper Knife». Американцы не успевали разработать специальные ножи для десанта и пошли наиболее простым путем – заказали уже выпускаемые модели у серийных производителей с учетом пожеланий десантников. Модель представляла собой практически неизмененную коммерческую версию автоматического ножа, дизайн которого получил широчайшее распространение в первой половине ХХ века. В США с большим интересом следили за достижениями германских парашютистов и уже в 1940 г. начали учитывать немецкий боевой опыт. В части, касающейся ножей, уже в ноябре 1940 U.S. Army Infantry Board подготовил доклад 1161, посвященный Parachute Jumpers’ Knife, в котором рекомендовали такой нож к использованию в качестве элемента снаряжения воздушно-десантных войск. Американский автоматический нож для парашютистов M2 Paratrooper Knife представлял собой кнопочный автоматический одноклинковый нож с дополнительным рычажным блокиратором клинка и скобой, расположенной с противоположной от клинка стороны. Носился в специальном кармане на груди парашютного комбинезона М42.
Англичане, взявшиеся создавать свои ВДВ уже в годы Второй мировой, тоже крайне внимательно следили за снаряжением Германии. В частности, не мудрствуя лукаво, практически точную копию германского инерционного ножа производила фирма George Ibberson - RAF Gravity Knife. В годы второй мировой было поставлено 30 тысяч подобных ножей, получивших благодаря надписи на клинке, название C.O.S.D. (Command Supply Deport). Но это произошло уже к концу Второй мировой. В начале 1940-х, когда в небе Великобритании шло настоящее воздушное сражение, англичанам было не до десантов на вражескую территорию: куда как актуальнее была задача защиты Альбиона от налетов асов Геринга.
В распоряжении Люфтваффе к началу битвы за Британию находилось около 800 истребителей и 1300 бомбардировщиков, которым противостояло около 600 английских истребителей. В течение августа 1940 года британским ВВС пришлось принять главный удар армады из сотен немецких бомбардировщиков и истребителей. Накал воздушной битвы начал ослабевать лишь осенью 1940 года. Немцы так и не сумели завоевать господства в небесах Британии, но потери Королевских ВВС были крайне тяжелы. Главной проблемой англичан стал не недостаток в летательных аппаратах, – их наделали достаточно быстро, а дефицит боевых пилотов. У командования авиацией Великобритании просто не было достаточного резерва летчиков взамен убитых. Колоссальные потери элиты ВВС, - пилотов истребителей, - на начальном этапе 2-й Мировой войны побудили британцев радикально пересмотреть взгляды на спасение экипажей самолетов.
Опыт боев за небо Англии показал, что нож парашютиста летчику не подходит. И действительно – одно дело, предварительно подготовившись, десантироваться в заданном районе через достаточно широкий люк под руководством старшего, и совершенно иное – выбираться из тесной и узкой кабины объятого огнем истребителя, пытаясь одновременно удержать не слушающуюся управления боевую машину. Если для десантника проблемы начинались после покидания борта, то для пилота выбраться из кабины подбитого самолета само по себе было непростой задачей, требующей помимо великолепных навыков в управлении машиной еще и весьма специфичного ножа, сочетавшего в себе функции стропореза, рычага и монтировки. В придачу, бои над Ла-Маншем побудили включить в арсенал средств спасения летчика не только парашют, но и надувную лодку, и нож не должен был иметь острия, дабы не пропороть последнюю. С другой стороны, для пилота оставление самолета – событие экстраординарное, так что и ножи часто размещались не в карманах, как у парашютистов, а на спасательных жилетах.
Британским министерством обороны (MOD) был принят на снабжение летных экипажей нож Emergency Release Knife, произведенный фирмой Joseph Rodgers из Шеффилда. Серповидный клинок из углеродистой стали длиной 150-155 мм имел скругленный кончик и бритвенную заточку по вогнутой части. Массивный однопластинчатый монтаж с буковыми накладками на трех заклепках обеспечивал ножу высокую прочность. К 1941 году роли начали меняться и уже королевская авиация начала бомбить Берлин, Рур и другие объекты рейха. Германская ПВО на первых порах наносила весьма ощутимый урон королевской авиации, и экипажи английских бомбардировщиков, которые вследствие повреждений не могли дотянуть до аэродромов, имели все основания испытывать признательность к ножовщикам Шеффилда. 

Основной карманной книгой финского солдата является «Sotilaan Kasikirja» (дословно – «Ручная книга солдата), ежегодное издание - памятка, в которую каждый год вносятся небольшие изменения, например, по численности войск и т.п., но в основном содержание остаётся неизменным. Приведу небольшую выдержку из параграфа 8.3 «Sotilaan Kasikirja 2003», посвященного финскому ножу.
«8.3 Нож(Puukko) (s.274-275).
Puukko – финско-скандинавский нож, инструмент, созданный и развитый лесными народами Скандинавии. Veitsi - хлебный нож и все остальные не финно-скандинавские ножи. Раньше puukko всегда носили на поясе, потом урбанизация, а позже и закон о холодном оружии, ограничивающий ношение ножа в пределах населенных пунктов, изменили ситуацию. Одновременно с этим даже у финнов начало пропадать понимание сущности ножа - puukko, поэтому западные ножевые модели - veitsi и ножи кинжального типа стали заполнять ножевую нишу.
В Скандинавии - Швеции и Норвегии, и в Финляндии ещё жива национальная ножевая культура и хорошие ножи для повседневных работ можно купить в магазинах. Вооруженные силы Финляндии не выдают солдатам ножи вообще, нож рассматривается в качестве персонального элемента экипировки (например, как бритва, зуб.щётка, и т.п.) как дань старой традиции.
В быту солдату нужен нож для различных работ. По сравнению с повседневным ножом – Вуолупуукко (ножом для строгания дерева), другие ножи и различные мультитулы являются лишь временным решением. Мультитулы вполне могут справляться с большинством простых технических работ, а большие (рэмбовидные) и заметные боевые ножи служат лишь для укрепления своего «Я» и честолюбия в глазах неопытных бойцов и гражданских лиц.
Из ножей самыми подходящими являются те, у которых клинок и рукоять примерно одинаковы по длине. Размер хорошего клинка 7-12 см. Лапландские леуку предназначены кроме строгания ещё и для удара, потому клинки у них немного длиннее. Остерегайтесь однако сувенирных переростков.
Лучший клинок для ножа из кованной многослойной стали. Клинок из углеродистой стали легче сохранять острым, чем клинок из нержавеющей стали. Рукоять ножа должна быть удобной в руке и не скользкой. Различные подпальцевые упоры полезны, если клинком ножа придётся вырезать по дереву, в противном случае они не нужны.
Основную заточку ножа можно делать на малом шлифовальном круге, а доводить на точильном камне. Заточка на шлифовальном станке обычно портит клинок. Заточку ножа на точильном камне лучше делать, зафиксировав камень на основании (столе) и двигая ножом по нему. Так угол заточки остается неизменным. При заточке на точильном камне можно использовать воду или масло, это зависит от камня.
Угол заточки 10 градусов: очень острое лезвие, но чувствительное к повреждениям
Угол заточки 20 градусов: подходящий угол для повседневного ножа
Угол заточки 30 градусов: подходит для леуку и других клинков, предназначенных для рубки.
Руководство по безопасности:
- нож передается рукояткой вперёд;
- держи нож в ножнах, если им не пользуешься; 
- тупой нож соскальзывает, острый нож безопаснее; 
- строгай всегда от себя.».
Как видно из вышеприведенного текста, во-первых, в вооруженных силах Финляндии нет табельных или уставных ножей, во-вторых, ножи солдатам рекомендуется приобретать самостоятельно, в-третьих, нож в финской армии рассматривается в качестве элемента экипировки, а не оружия. Совершенно правильный и трезвый подход. Тем не менее в различных подразделениях финской армии – Suomen Armeija (SA) есть штатные ножи в качестве экипировки или инвентаря. Необходимо только определиться, что понимать под штатным ножом. В Финляндии в период Зимней советско-финской войны 1939-1940 гг. и 2-й Мировой войны, а также в послевоенный период, отдельными подразделениями и частями финских вооруженных сил серийно закупались и закупаются ножи, однако это не официальная приемка на вооружение, а закупка у ножевых мастерских и заводов ножей под задачу.
Такие ножи выдаются отдельным специалистам или представителям отдельных воинских специальностей для решения их специфических задач, например, ножи связистов или немагнитные ножи саперов. Обычные финские ножи - пуукко закупались для действующей армии у ножевых артелей и фабрик почти исключительно в период войны. В послевоенный период такие случаи можно пересчитать по пальцам, например, ножи, выдаваемые пограничникам и спецчастям пограничных егерей – специальным подразделениям, которые имеют вспомогательные функции по охране государственной границы Финляндии, основная их деятельность – разведывательная и диверсионная ближнего и дальнего радиуса действия, малыми группами, автономно, в лесных условиях. Нож и особый берет в этих частях нужно заслужить, кто заслужил и прошёл до конца, забирает эти два священных предмета с собой по окончании службы. В большинстве случаев такие ножи маркируются аббревиатурой – SA.
Не следует путать штатные ножи с памятными армейскими и курсовыми ножами, которые приобретаются военнослужащими самостоятельно. Как правило, каждая часть, унтер-офицерские курсы или курсы офицеров резерва заказывают малые партии серийных коммерческих моделей с соответствующей символикой в основном на фабриках J.Marttiini, Fiskars и Iisakki Jarvenpaaa. Маркируются ножи гравировкой, содержащей фамилию владельца, номер курса или призыва, и годом, а на ножны наносится символика части. Средства для приобретения ножей военнослужащие вносят самостоятельно, в основном по окончании службы или курсов, ножи приобретаются на память. Такая практика имеет место, начиная с 1920-х годов по сегодняшний день.
Основным финским штыком с момента обретения независимости и вплоть до 1927 г. являлся русский игольчатый штык к винтовке Мосина-Нагана обр. 1891 г. или как его обозначали в Финляндии – m91. Использовались как штыки, оставшиеся на бывших складах Великого герцогства Финляндского, производства Тульского, Ижевского и Сестрорецкого заводов, а также штыки, изготовленные по заказу финской армии на заводах Remington, Chatellerault, Itavaltalainen и Westinghouse. Отличительной особенностью финских штыков m91 были ножны, кожаные или металлические, обшитые кожей, которые носили на поясе. В 1924 г. появилась модификация этого штыка m 24, отличавшаяся ножнами.
Первый финский клинковый штык – m27 появился в 1927 г. Производился он для финской армии оружейными заводами Fiskars и Hackman & Co. Армейский штык пережил несколько модификаций: m27, m28, m28-30, кроме этого для Suomen Suojeluskuntajarjesto (Sk.Y) – финского охранного корпуса – Шюцкора, добровольной военизированной организации, изготавливались варианты штыка m28 Sk и m28-30 Sk. В 1939 г. был создан штык-нож к винтовке M39, общей длиной 295 мм с клинком длиной 180 мм, производимый для Шюцкора уже в годы Зимней войны фирмой “Veljekset Kulmala” («Братья Кулмала») в Хельсинки. В связи с довоенной специализацией фирмы на противопожарном оборудовании эти штыки-ножи качеством отнюдь не блистали, – заказ на 10 тысяч штыков-ножей так и не был выполнен до 1942 года, когда их сняли с вооружения. И, наконец, в 1942 г. на заводе Hackman & Co стали выпускать штык-нож m42 к винтовке m28-30, полученный путем укорачивания штатного штыка m28-30 до общей длины 295 мм с клинком длиной 182 мм.
Следует отметить, что финны к штыковым атакам в этот период пристрастия совершенно не питали, несмотря на то, что с 1920 по 1939 гг. обучение во владении штыком было обязательным элементом армейской подготовки. Главная причина этого – недопустимо высокий процент потерь личного состава от автоматического оружия и низкий эффект от применения штыков в условиях лесистой пересеченной местности. С началом Зимней войны финские солдаты отказывались даже от укороченных штыков как от малофункциональных, их с успехом заменяли пуукко.
Кроме финских в вооруженных силах Финляндии вместе с иностранным оружием использовали и штыки, в частности, немецкие 98 К и итальянские обр. 1938 г. 
Сейчас в Финляндии на вооружении состоят штыки-ножи обр. 1962 г. к винтовкам Valmet RK-62, -71 и -76, производимые фирмами Hackman и Fiskars, которые представляют собой современный вариант традиционного финского ножа – пуукко с возможностью крепления на стволе оружия.
Получившая в 1917 г. независимость Финляндия начала разработку своей униформы. Комиссия Главного штаба по униформе дала задание художнику Аксели Галлен-Каллеле (Akseli Gallen-Kallela) разработать к униформе подходящее форменное оружие. В то время Галлен-Каллела был действующим офицером и адъютантом маршала Маннергейма. Проект был представлен в апреле 1919 г. и утвержден 30.06.1919. 
Галлен-Каллела соединил формы короткого немецкого штыка-ножа и финского ножа, в результате получилась интересная модель ножа, не имеющая аналогов. Надо иметь в виду, что в финском языке отсутствует понятие штыка-ножа, либо штык - Puukkopistin, либо нож – Puukko. Разработанное Гален-Каллелой форменное оружие называют традиционно – Puukkopistin или форменный штык, хотя правильнее его называть ножом, поскольку в нем по конструкции не предусмотрены узлы крепления к винтовке.
Штыки-ножи заказывались у разных производителей, сначала в Германии, известны образцы C.Eickhorn, WKC, Alex Coppel, а затем в Финляндии на заводах Fiskars и Hackman & Co. Они полагались по форменному служебному предписанию вплоть до чина капитана всем тем, у кого не было личным оружием винтовки с игольчатым штыком. Данное предписание не касалось военно-морского флота и кавалерии. Рядовые и унтер-офицеры носили ножи на поясе с сабельными кожанными темляками. Офицеры носили на сабельной портупее с золотогалунным темляком. От капитана и выше офицеры носили сабли, штыка-ножа им не полагалось.
В 1922 году предписание поменяли таким образом, что право на ношение штыка-ножа имел только действующий армейский персонал. Шюцкор тоже взял на вооружение этот штык-нож, модель была та же, что и у армии, только темляк был синий. Штык-нож полагался к униформе фельдфебелям и офицерству до 1930 года, когда вышло новое предписание Шюцкора, которое предписывало иметь вспомогательным оружием нож с рукояткой из карельской берёзы, так называемый нож Шюцкора.
Уже в 1930 году использование штыка-ножа в армии ограничили действующим персоналом в чине от фельдфебеля и ниже, т.е. унтер-офицерами. К новой форме штык-нож уже не полагался уставом, а в 1940 годах его использование закончилось. Кроме этого штыка-ножа в финской армии использовали немецкие форменные короткие штыки произвольного типа.
В связи со множеством производителей этого штыка-ножа есть много различий в его внешнем виде. Темляки, дошедшие до нас с ножами, также не соответствуют форменному предписанию, рукоять с насечкой полагалась унтер-офицерам, а гладкая – офицерам, но есть основания сомневаться в строгом исполнении этого правила.
В 1930 году вышел приказ Шюцкора о новом форменном оружии к униформе, согласно которому офицерам и всем, находящимся в звании фельдфебеля, предписывался нож с рукоятью из карельской березы и ножнами из тёмнокоричневой кожи - Suojeluskuntapuukko m27. В уставе организации также имелось предписание для темляков, цвет которых должен был быть тёмно-зелёным или тёмно-синим с двумя цветными линиями. Всего было изготовлено несколько сотен ножей на заводах Hackman & Co. 
Нож сделали достаточно крупным, длина клинка составляла почти 150 мм и ножа в целом - 278 мм. В верхней части клинка вдоль обуха от больстера и до самого конца проходил дол. Больстер был железным, никелированным. На рукояти ножа из карельской березы выжжены буквы SK.Y – аббревиатура Шюцкора. Президент Финляндии P.E. Svinhufvud носил такой нож на поясе, поэтому нож получил дополнительное прозвище нож Свинхуфвуда или нож Укко Пекка (Укко - мужик, Пекка - имя президента).
Во времена Российской империи на заводах Hackman & Co выпускались морские офицерские кортики обычного дизайна – с латунным S-образным перекрестием и навершием, рукоятью из белой кости, клинком ромбического профиля и деревянными ножнами, обтянутыми черной кожей, с латунным прибором. Судя по всему, этот кортик был распространен в пределах Великого герцогства Финляндского. После обретения независимости Финляндией на основе клинка от этого кортика начали выпускать общевойсковой кортик, который применялся и флотом как форменное оружие. За основу дизайна рукояти этого кортика и ножен был взят дизайн традиционных шведских кинжалов из Эскильстуны.
Парадный кортик офицерского состава береговой артиллерии был разработан тем же Гален-Каллелой. Кортик имел четырехгранный игольчатый клинок и носился на портупее диагонально. В настоящий момент кортики в Вооруженных силах Финляндии не используются.
В 1920-е гг. финская ножевая промышленность столкнулась с кризисом сбыта, поскольку во времена Российской империи местные предприятия имели огромный рынок сбыта своих ножей в лице России, который закрылся в 1917 г. Классические финские пуукко оказались не слишком востребованы ни в Европе, ни в США, что побудило финнов разрабатывать новые модели для завоевания новых рынков. Модернизированные согласно конъюнктуре пуукко получили клинок с небольшим скосом обуха, развитый ограничитель, ножны типа укороченного рыбьего хвоста с широкой лопастью для ношения на ремне и дополнительным ремешком для фиксации рукояти. В производство были запущены ножи скаутов и даже характерные ножи с широкими долами на американский манер. Крупнейшими производителями подобных изделий в Финляндии являлись фабрики Iisakki Jarvenpaa OY и Luomanen & Kumppanit из Каухавы. 
Подобные ножи также пользовались популярностью у финских военных и различных общественно-политических организаций, которые появились в 1920 гг. на волне патриотизма и национализма. На рукояти и ножны наносилась аббревиатура или символика этих организаций, например: шюцкоровское объединение – SK.Y или S, женская организация Лотта Свярд - LOTTA-Svard, Лапуасское движение - Lapuan liike, Академическое карельское общество (Akateeminen Karjala-Seura) – AKS и т.д. Они подпитывались за счет националистов Остерботнии, а используемые ими в качестве форменных ножей украшенные пуукко из Каухавы – Jarjestopuukkot стали символом финского воинствующего национализма первой половины ХХ века. 
Финские военные заказывали на рукоятях и ножнах своих ножей изображения родов войск и названия частей. Вместе со своими владельцами эти ножи попали на фронта Зимней и 2-й Мировой войн, где активно использовались в качестве универсальных солдатских ножей. 
В полупартизанской войне, которую вели финны, одним из эффективных средств были национальные финские ножи. При работе финским ножом важен сам навык владения, который в прошлом был у финнов на уровне рефлексов. Финский нож пуукко, несмотря на малую длину клинка, обладает достаточной проникающей способностью, у него нет никаких выступающих частей, поэтому он не цепляется за одежду при ношении и извлечении из ножен. Армейские ножи зачастую имели клинки несколько длиннее, чем у обычных деревенских пуукко, — 130 мм и гораздо более, что позволяло эффективно поражать противника даже через толстую зимнюю одежду. Ими одинаково удобно было и нарезать хлеб, и «снимать» часового.
Фронтовые или блиндажные ножи, изготовленные на передовой, составляют особую и довольно пеструю группу. Материалами для рукоятей и ножен служили алюминий со сбитых самолётов и котелков, плексиглас и, конечно же, дерево. Во фронтовых мастерских ковались клинки, которые выменивались на сигареты, папиросы и табак, хотя обычно фронтовики изготавливали ножи сами. Ножи были зачастую крупными, ножны тщательно украшались с перечислением мест боёв и датами. Дополнительными украшениями являлись встроенные в рукояти или ножны всевозможные кокарды, пуговицы и т.п. Те, кто хорошо владел ножом, искусно вырезали ножны из дерева и украшали их резьбой и выжиганием. Иногда на ножнах писались имена родных или любимой девушки.
Интересным современным вариантом универсального ножа для военных является Sissi-puukko – нож разведчика, разработанный капитаном финской армии J-P Peltonen. Следует подчеркнуть, что это коммерческая модель и приобретается военными самостоятельно. 

Что делать?

 
Задать вопрос
cat.raider






Страница оформления заказов

Написать письмо


admin@catraider.com


Другие материалы по теме



 

 
История боевых ножей.
Вторая половина 20 века.



Боевые ножи.
Краткий обзор.

 





Нож KM 1000





Нож бундесвера KM 2000
 
 

Нож бундесвера KM 2000
(продолжение обзора)
 
Нож для хорошей драки

 

Материалы для рукояток
боевых ножей.


 
Нож китайского спецназа

 
Модели ножен для 
ножа saro-krechet

Авторский дизайн CatRaider.

Типовые кожаные ножны.
Авторский дизайн CatRaider.
 
 

 





Изделия из кожи.
Основы работы.
 


 
Как обрабатывать и соединять детали кожаных изделий.
 
Блочки и люверсы


 
Хольнитены


Оборудование для установки
 
 
Пряжки для обуви
 

 
Джинсовые пуговицы

 
Пряжки для ремней
 
 
Кнопки 
для кожи и синтетики

 
Замки для сумок
 







Выжигание по коже

 

 Изделия из кожи 
своими руками




Плетенные и тисненные браслеты

 


Изготовление ножен скандинавского типа

 
  



Comments