1. Первая мировая война



Ножны для ножа, изготовление ножен, реставрация ножен, реконструкция ножен, изготовление ножа в домашних условиях, примеры и советы по изготовлению ножа в домашних условиях, кожаные ножны для ножей, ножны для ножей, ножны своими руками, охотничий нож, лезвие ножа, рукоятка ножа, деревянная рукоятка, ножны, Ножны для охотничьихРазработка эскизов и чертежей для самостоятельного изготовления ножен, Бесплатное программное обеспечение, Статьи и публикации о ножах, Тактические ножи, Как заточить нож, Материалы для изготовления клинка, Материалы для рукояток ножей, Ножи скрытого ношения, Ножны скандинавского типа, Нож своими руками, Охотничий нож, Приспособления для ношения ножей, Уход за ножом, Заточка, чистка, смазка ножа, Формы рукоятки ножа, Обработка дерева,  Обработка металла, Обработка кожи, Женские сумки, Бумажники, Кошельки, Портмоне, Хозяйственные сумки, Кожаные сумки, Кожаные браслеты, Изделия из синтетических материалов, Стропа, Синтетика, Кожзам, Искусственная кожа, Пояс, Кожаный пояс, Разгрузка, Разгрузочный пояс, Серебро, серебрение, Позолота, Патина, Меднение, Оксидирование, Металлическая фурнитура, Кнопки, Блочки, Хольнитены, Полукольца, Пряжки, Насадки для установки кнопок, Насадки для установки фурнитуры, Пресс для установки кнопок




История боевых ножей

Первая мировая.

Русско-японская война 1905 г. на Дальнем Востоке показала несостоятельность военных доктрин 19-го века в новых условиях. Плотный огонь артиллерии, пулеметы, ручные гранаты, высокая плотность огня стрелковых подразделений и другие новшества, которые привели к огромным потерям с обеих сторон, потребовали изменить тактику боя. Массированные артобстрелы начинают согласовывать с наступлением пехоты, которое осуществляется даже ночью рассыпной цепью с использованием рельефа местности. Тогда же в ходе рукопашных схваток со всей очевидностью было продемонстрировано преимущество японского клинкового штыка тип 30 к винтовке Арисака перед русским игольчатым штыком. Забайкальские казаки, не имевшие на вооружении кинжалов, старались добыть с боя японский штык, чтобы иметь в своем распоряжении оружие ближнего боя. 
Несмотря на то, что все эти очевидные факты были хорошо известны, ни одна из противоборствующих сторон грядущей Мировой войны не была готова к такому развитию ситуации, которая сложилась уже к концу первого года войны. В конфликте участвовали все ведущие мировые державы, война велась на огромной территории с использованием всех технических новшеств: скорострельной артиллерии, пулеметов, танков, авиации, боевых отравляющих веществ. Если генералы и политики воюющих сторон рассчитывали провести быструю маневренную войну, то их постигло большое разочарование. Из-за огромных людских потерь уже в первые месяцы войны к концу 1914 года западный фронт застыл. 
Многомиллионные армии легли вдоль более чем стокилометровой линии фронта на малом расстоянии друг от друга, а разведывательные отряды, созданные в спешном порядке, постоянно тревожили противника, собирали разведданные, старались взять «языка». Затем наступало время штурмовых групп, в задачу которых входило с боя захватить плацдарм, чтобы создать условия для атаки вражеских окопов основной массой пехоты. Во время этих скоротечных стычек быстро выяснилось, что имеющиеся на вооружении пехотинцев примыкаемые к длинным винтовкам штыки, предназначенные для штыковых атак в чистом поле, не годятся для рукопашных схваток в узких системах траншей. Солдаты начали пускать в дело свои собственные личные ножи, хотя никому в начале войны не пришло бы в голову, что именно личный нож, взятый на войну для бытовых нужд, станет основным оружием ближнего боя на начальном этапе войны. 
В ножах нуждались настолько срочно, что с 1915 года немецкая армия стала закупать их официально. Заказы были размещены на многих производствах, чтобы быстро удовлетворить спрос миллионной армии. Пока не наладились поставки, согласно требованиям войск в походных кузницах и ремонтных мастерских для ремонта оружия на линии фронта и в тылу начали срочно изготавливать окопные ножи и кинжалы из поврежденных и трофейных штыков, а зачастую и из целых вспомогательных штыков, находившихся по уставу в частях. Переделывались и сломанные сабли, и другое холодное оружие, а также в дело шли любые подручные материалы.
Поскольку ни одна из сторон не рассчитывала на затяжную войну, армии всех стран начали испытывать нехватку оружия и боеприпасов. Острее всего это сказалось в странах Коалиции, лишенных доступа к источникам сырья. В частности, в промышленно-развитой Германии, страдавшей от дефицита качественного сырья, в начале войны было быстро налажено производство штыков по упрощенным технологиям – т.н. эрзац-штыков или штыков-траншейных ножей. В течение 1915 – 1918 гг. было выпущено достаточно много таких изделий, поставляемых преимущественно в пехоту и саперные части. Их конструкции отличались простотой и технологичностью – широко использовалась штамповка, трудоемкие операции по монтажу деревянных щечек и накладок были упразднены в пользу цельнометаллических конструкций, а в качестве сырья использовалась низкокачественная конструкционная сталь. Такие штыки иногда имели обычные ножны, хотя часто использовались и упрощенные, грубо изготовленные из сплющенной металлической трубы подходящего диаметра. Массово в производство внедрялись более дешевые и технологичные металлические ножны, изготовляемые штамповыми методами. Лопасть для ношения на поясе часто была брезентовой, а не кожаной. 

Штык-нож обр. 1884-98 г. к винтовкам Маузера

В конце концов в Германии в качестве базового был принят штык образца 1884/98 гг. нового типа, изготавливавшийся с 1915 года, который со временем стал наиболее массовым штыком в германских войсках и производился многими немецкими фирмами. В период с 1915 по 1917 год было произведено более полутора миллионов унифицированной модели штыка с прочными и функциональными металлическими ножнами. Для баварских частей модель штыка производилась с пилой на обухе. Такие штыки воспринимались солдатами противника крайне негативно: считалось, что двухрядная пила наносит особенно болезненные и незаживающие раны. Поэтому владельца подобного штыка при пленении ждала незавидная участь: их сразу расстреливали, а иногда еще и подвергали пыткам. К концу войны немецкие пехотинцы от таких штыков старались всячески избавиться.
Согласно приказу № 47184/15 прусского военного министерства от 8 мая 1915 года каждой пехотной роте западной армии полагалось 6 ножей кинжального типа. Эту дату можно считать часом рождения окопных ножей в немецкой армии. В 1915 году Пруссия разместила заказ на 54000, Бавария на 10000 и Вюртемберг на 6000 окопных кинжалов, для остальных лет войны официальных данных нет.
Королевское баварское артиллерийское управление с согласия королевского прусского артиллерийского управления начало снабжать баварские отряды самостоятельно, чтобы производства из Баварского королевства могли бы получать заказы на производство окопных кинжалов. Все остальные части снабжались централизовано через королевское прусское артиллерийское управление. Поскольку ножи показали себя с лучшей стороны в окопной войне и пользовались большой популярностью у штурмовых отрядов, то приказом военного министерства от 29 февраля 1916 года количество окопных кинжалов в каждой пехотной роте было увеличено до 12. 
Поскольку и это количество не удовлетворило возросшего спроса, то приказом военного министерства от 26 июня того же года количество окопных кинжалов на одну пехотную роту западной армии было увеличено до 24. Затем, окончательно, согласно приказу военного министерства от 20 марта 1917 года количество ножей достигло 40 в пехотных ротах, кроме этого окопные ножи были регламентированы саперным, минерным и минометным ротам западной армии. Тот же самый приказ военного министерства определял и оснащение пехотных и минометных рот в количестве 24 и саперных рот в количестве 36 окопных кинжалов на восточном фронте, поскольку маневренная война и на востоке превратилась в позиционную войну. Этот приказ военного министерства действовал до конца 1-й Мировой войны без всяких изменений. Кроме этого официального количества в частях было большое количество личных ножей.
Известны как минимум 27 различных конструкций окопных кинжалов и ножей периода Первой мировой войны с клеймом военной приемки, т.е. они были официально приняты и закуплены для немецкой армии. В действительности далеко не каждый окопный нож, приобретенный артиллерийскими управлениями, был снабжен клеймом. В 1917 году окопные ножи и кинжалы, а также т.н. короткий штык, заменили длинноклинковое оружие даже у самых высоких чинов немецкой армии вплоть до кайзеровских семей. 
В отличие от Германии, Австро-Венгрия не смогла быстро решить вопрос с эрзац-байонетами: три вида подобных штыков были приняты на вооружение только в 1916 году – один игольчатый (заостренный пруток с крепежом, обкрученным спиралью вокруг ствола) и два клинковых в виде пластин с заточенными кромками и острием, также имеющие весьма примитивный крепеж. Надо сказать, что качество австрийских эрзацев было крайне низким, несравнимым с германским.
В 1915 г. рядовой состав австрийских саперных частей получил тесак, представлявший собой переделку тесака 19-го века, с деревянными накладками рукояти и металлическими ножнами, а в 1917 г. на вооружение штурмовых частей поступил «Sturmmesser M1917», штатный штурмовой нож. 

Sturmmesser M1917

До этого штурмовые подразделения вооружались различными траншейными ножами, в т.ч. была налажена массовая фабричная переделка штыка обр. 1895 г. к винтовке Mannliher и австрийского экспортного штыка к винтовке Mauser, состоявшая в удалении узлов крепления к оружию.
Последний французский уставной нож периода до 1-й Мировой войны датируется 1833 годом, это был морской абордажный нож. Начиная с этого времени на вооружение не было принято никакого короткоклинкового оружия, за исключением кортиков кандидатов к производству в морские офицеры и морских офицеров, вплоть до 1-й Мировой войны. С ее началом, когда фронт стабилизировался, для специальных разведывательных операций, патрулирования, захвата пленных, атак на наблюдательные пункты противника были созданы дозорные взводы, солдаты которых первыми осознают необходимость ножа. В отличие от немцев, у которых были с собой баварские никкеры и достаточно короткие штыки к Маузеру, французы имели либо складные ножики, либо длинные штыки к карабину Манлихер-Бертье и игольчатые к винтовке Лебеля. 
С того момента, как война перешла в позиционную и стороны создали глубоко-эшелонированную оборону, в функцию некоторых штурмовых групп, т.н. «чистильщиков траншей», входила зачистка завоеванных окопов, накрытых атакующей цепью, которая прокатывалась дальше, оставляя в тылу раненных или спрятавшихся солдат противника. Чистильщикам окопов приходилось действовать в крайне тяжелых условиях и в очень сжатые сроки на участках, испещренных проходами, глубокими траншеями, полузасыпанными блиндажами, воронками от снарядов, им надо было устранить все островки сопротивления, взять в плен выживших и отобрать тех, кто может дать полезные сведения. Зачастую, на деле, зачистка превращалась в бойню, когда озверевшие солдаты просто добивали раненных и убивали пленных.
Поэтому во французской армии такая миссия, как правило, не доверялась кому попало, отбирались определенные солдаты, спокойные, эффективные, которые чаще всего выбирались командирами подразделений и групп прямо перед атакой. Запрещалось брать на это дело добровольцев по вполне понятным соображениям. Иногда командиры приносили связку ножей прямо перед выполнением задания и вручали их отобранным солдатам. В германской армии чистильщики вооружались зачастую палицами с шипами или сельскохозяйственными серпами. Австрийцы и немцы иногда использовали в качестве набалдашника такой дубинки корпуса немецких тёрочных гранат-лимонок. Всеми сторонами использовались также заточенные саперные лопаты.
Первое, что начали делать солдаты, естественно, это укорачивать сломанные или трофейные штыки и переделывать их в траншейные ножи и стилеты. В ход пошла арматура для натягивания колючей проволоки, из нее в походных кузницах начали делать т.н. «французские гвозди» - примитивные стилеты. Со складов были изъяты запасы абордажных ножей обр. 1833 г. и пущены в дело. Причем надо иметь в виду, что они также представляли собой переделку некондиционных трехгранных штыков. Вообще, практически все французские окопные кинжалы были изготовлены из игольчатых штыков, кустарным или фабричным способом.
Два французских предприятия - Бургад и Астье-Продон по заказу румынского правительства изготавливали для румынской армии кинжалы пешей артиллерии модели 1892 г., штыкового типа. До начала войны эти кинжалы изготавливались в Германии и Австрии, однако с ее началом, поскольку Румыния была союзником Франции, производство переместилось во Францию. Большую партию румынских кинжалов, которую не успели отправить в окруженную Румынию через Мурманск, также отправили в окопы. Любопытно, что в 1940 г. немцы захватили партию таких кинжалов в Шательро, поскольку на складах оставались кинжалы из последней партии на момент перемирия, поэтому эти кинжалы встречались в качестве окопных ножей у немцев во 2-ю Мировую войну.
Интенданты начали массовые закупки ножей мясников для снабжения армии, а частные мастерские быстро организовали выпуск разнообразных ножей и кинжалов, типа знаменитого «чистильщика траншей» Анри Ко. Фабрика Анри Ко-Диона специализировалась на волочении проволоки и малой металлургии, в цехах производились изделия из стальной и железной проволоки: мышеловки и крысоловки, корзинки для мяса и для салатов, пружины для матрацев и т.д. Предприятие Анри Ко, которому помогали его племянники, срочно возвращенные с фронта, расположенное вблизи от линии фронта, было срочно переориентировано на производство товаров для кавалерии: подков, стремян, деталей сбруи, шпор и поставки, в кратчайшие сроки, сначала весьма примитивного окопного кинжала, известного как «гвоздь», а затем окопных кинжалов оригинального дизайна с рукоятью скелетного типа. 
Из армии по требованию интендантских служб, столкнувшихся с проблемой нехватки квалифицированных кадров на предприятиях, занятых производством оружия, в т.ч. ножей для действующей армии, были демобилизованы оставшиеся в живых работники. Согласно реестру предприятий региона Тьер к концу войны среди владельцев мастерских значительно увеличилось количество вдов.
И только в августе 1915 г. арсеналы, в т.ч. в Шательро, с участием ножевых мастерских наладили выпуск стандартных кинжалов для армии, которые, впрочем, тоже переделывались из штыков. Подполковник Кутро, председатель Комиссии по приемке пулеметов на мануфактуре Шательро, в 1915 г. предложил использовать бракованные клинки от штыков образца 1886 года к винтовке Lebel и клинки кавалерийских сабель образца 1854 и 1896 годов для производства траншейных кинжалов. Из каждого клинка штыка получались два кинжала – один из основания, другой из конца. В течение 1915-1917 гг. были выпущены десятки тысяч таких кинжалов.

Мститель 1870

В 1916 г. был принят на вооружение нож-кинжал модели 1916 г., первый оригинальный окопный кинжал, а не переделка. Кинжал был создан на основе модели №2 Дома Астье-Продон, предложенной Военному министерству, а общий заказ был передан корпорации производителей ножей региона Тьер. Один из изготовителей кинжала зарегистрировал торговую марку «Мститель 1870» в память о поражении Франции во франко-прусской войне 1870 г., и это название стало нарицательным. Кинжалами мод. 1916 г. вооружались кроме прочих экипажи танков, модель сохранилась у них на вооружении и после войны. 
Характерная для того времени деталь: в самом Тьере не сохранилось вообще никаких воспоминаний об этом производстве. Все заводы, производившие эти кинжалы, исчезли; их архивы сгорели во время частых пожаров, утрачены или отправлены под пресс. Когда Инспекция по техническим исследованиям и экспериментам в области артиллерии в 1924 г. решила провести инвентаризацию конструкционных таблиц на этот кинжал, ей пришлось запрашивать экземпляры договоров с производителями в Инспекции кузнечных производств г. Лиона и восстанавливать чертежи по этим документам. К сожалению, такова судьба многих ножей военного производства.
Италия с началом 1-й Мировой войны долго колебалась и соблюдала нейтралитет, но все же вступила в войну в 1915 г. на стороне Антанты. Фронт растянулся почти вдоль всей границы с Австро-Венгрией. Особая ситуация, создавшаяся в 1914-1915 гг. на фронтах Первой мировой войны, с ее траншеями и фортификационными сооружениями, способствовала возникновению в различных частях, вначале почти спонтанному, формирований бойцов, которые мало-помалу стали специализироваться на рукопашных схватках – иногда намного более эффективных, чем тупые и кровопролитные массовые фронтальные штыковые атаки, почти всегда обрывающиеся или крайне ослабляемые сплошным заградительным артиллерийским и убийственным кинжальным пулеметным огнем.
В Италии датой возникновения штурмовых отрядов считается 5 июля 1917 года, когда усилиями капитана Джузеппе Баси в Сдрикка возникла первая «Школа ударных отрядов», где бойцов обучали обращаться с ручной гранатой и шашкой, со спаренным пулеметом «Фиат Виллар Пероза» образца 1910 года калибра 9 мм и с кинжалом. Война показала, что в тесных окопах и проходах, среди проволочных заграждений, длинные штыки и длинные ружья были только помехой. Многие солдаты сочли за лучшее смастерить себе кинжалы для рукопашной схватки из имеющегося оружия и самых распространенных материалов. Среди них кинжалы, изготовленные из старых кортиков Национальной гвардии, с укороченным лезвием и перекрестьем, из охотничьих ножей, из кусков сабель, из лезвий различного происхождения и из специально выточенных железных наконечников. Поскольку австрийцы и немцы часто использовали заточенные по краям саперные лопатки, то не стоит удивляться тому, что и итальянцы часто использовали как оружие топорики, кирки и мясницкие ножи. Кроме этого использовались укороченные модификации штыков и трофейные австрийские штурмовые ножи.
Итальянские ударные отряды, прозванные «Отчаянными», в 1916 г. получают штатный нож, который изготавливался из кусков клинков длинных штыков «Веттерли» обр. 1870 г., ножны изготавливали путем укорочения имеющихся ножен модели 1870 г. Нож быстро распространился по всем полевым войскам, породив массу изделий, схожих по форме, материалу и происхождению. 

Pugnale da ardito

Существует два основных типа ножей штурмовых отрядов: «Pugnale da ardito, primo modello» – солдатский штурмовой кинжал обр. 1916 г., первая модель и «Pugnale da ardito, secondo modello» – солдатский штурмовой кинжал обр. 1916 г., вторая модель. Оба представляют из себя штатную переделку штыка обр.1870 г. к винтовке Vetterli-Vitali.
Ножи изготавливались из передней части клинка штыка. У первой модели рукоять изготовлена в виде накладок из натурального дерева с двумя железными заклепками. Вторая модель отличается от первой рукояткой, поскольку при ее изготовлении использовались, из практических соображений, готовые рукоятки для инструментов, которые можно было найти в продаже. Ограничитель, изготовленный из обрезка листовой стали, приобретает форму вогнутого овала; можно найти экземпляры, у которых изгиб направлен к лезвию, и те, у которых он направлен к рукоятке; можно предположить, что это связано со спешкой в производстве, из-за которой сборщики собирали ножи то одним, то другим способом. 
Основным американским штыком в канун 1-й Мировой войны являлся штык обр. 1905 года к винтовке Спрингфилд 1903 г. и самозарядной винтовке Гаранда М1. Штык с клинком 405 мм при общей длине в 525 мм явно не соответствовал новому характеру войны, однако, ввиду ограниченного участия американских войск в боевых действиях на европейском театре военных действий в 1-ю Мировую войну, их особенно не резали. 
До вступления США в 1-ю Мировую войну армия Соединенных Штатов располагала множеством наблюдателей в странах союзников, поэтому не стоит удивляться, что предложенный Жоржем Дюбуа в 1916 г. Военному министерству Франции стилет-кастет с узким стилетообразным трехгранным клинком, деревянной рукоятью, закрытой защитной дужкой с пирамидальными выступами и отвергнутый военными чиновниками, вызвал интерес в США и был рекомендован для вооружения морской пехоты. 

Trench Knife M1917

Стилет-кастет под названием «Trench Knife M1917» был принят на вооружение в 1917 году. У первых моделей пять пирамидальных шипов выштамповывались по периметру гарды. Пирамидальную форму имела и гайка, закрепляющая деревянную рукоять. Первой модель стала производить фирма Henry Diston & Sons. Далее список подрядчиков расширился за счет Oneida Community Ltd. (O.C.L.), Landers, Frary and Clark (L.F. & C.) и American Cutlery Co (А.С.Со). Landers, Frary and Clark производил также модели с 6 и 7 выступами на защитной дужке рукояти. В 1918 г. модель слегка видоизменили: вместо штампованных пирамидальных выступов защитная дужка получила два ряда загибаемых наружу зубцов. Ножны, производимые Jewel Belt Co., мало отличались от штыковых и имели стандартные проволочные крюки для крепления на пистолетный ремень. 
Трехгранный клинок длиной около 250 мм отличался минимальной функциональностью и изрядной хрупкостью. Дужка-кастет, хотя и выглядела угрожающе, но на практике в качестве кастета была малополезна. В результате, к началу 1920-х военное ведомство сняло траншейные ножи обр. 1917/1918 гг. с вооружения и даже пыталось продавать их на гражданском рынке. 
Поскольку армии требовалось более универсальное оружие для рукопашного боя, которым можно было бы как резать, так и колоть, U.S. Ordonnance Department начал выбор новой модели, руководствуясь следующими семью целями:
1) улучшить захват ножа в руке;
2) нож должен быстро выходить из ножен;
3) нож не должен выпадать из руки даже при ударе;
4) возможность его применения в качестве кастета, чтобы брать пленников;
5) возможность нанесения ударов по всем направлениям;
6) менее длинное и обоюдоострое лезвие;
7) замена древесины рукоятки.
В основу выбора модели были положены следующие критерии: может ли солдат, удерживая в руке нож, применять другое оружие; быстрота применения; выпадет ли нож из рук солдата, если он потеряет сознание; удобство удержания ножа в руке при передви-жении ползком; вероятность того, что нож будет выбит из руки солдата; вес, длина и форма клинка. 
В результате сравнительных испытаний Американский экспедиционный корпус и Управление вооружений приняли на вооружение кинжал-кастет «U.S. Mark 1 Trench Knife», предложенный майором Джеймсом Юджином Мак-Нери, офицером интендантства, который служил в то время в Париже. 

U.S. Mark 1 Trench Knife

Поскольку клинок кинжала-кастета идентичен французскому «ножу-кинжалу модели 1916 г.», вероятно при создании модели майор вдохновлялся ножами, увиденными им у французских военных, добавив к ним тяжелую рукоять в виде кастета, выполненную из латуни. Модель была им запатентована в США 1 июня 1918, в Англии 17 октября 1918 года и во Франции – 25 октября 1918 года. 
Первая серия была изготовлена во Франции Генеральным Обществом по производству ножей и ювелирных изделий в Сент-Уан - S.G.C.O. под маркой Au Lion («О Лион» - «У льва»), представлявшей собой лежащего льва под надписью Au Lion, которая была зарегистрирована в Тьере 14 мая 1906 г. Антуаном Гононом, а затем продана компании S.G.C.O. 9 июня 1909 г. 
Дальнейший заказ на 1233780 кинжалов был распределен между четырьмя предприятиями: L.F.& C. (Landers, Frary & Clark, New Britain, Connecticut), H.D.& S. (Henry Disston & Sons, Philadelphia), A.C.C. (American Cutlery Company) и O.C.L. (Oneida Community Limited, Oneida N.Y.). Однако из-за перемирия 11 ноября 1918 г. договор был аннулирован, было изготовлено всего 119 424 кинжалов, в основном Landers, Frary & Clark. 
В 1927 году модель была объявлена “Limited Standard”, однако заменить ее чем-то более современным американцы не догадались. Кроме того, с 1-й Мировой войны в арсеналах осталось более 100 тыс. экземпляров Mark 1, которые и отправились на фронт с началом боевых действий 2-й Мировой войны: в виду ограниченности запасов ими приоритетно снабжались специальные части - рейнджеры, парашютисты и войска специального назначения, несмотря на то, что кинжал-кастет был тяжеловат для того, чтобы носить его в сапоге по моде парашютистов США, и за всё цеплялся. 
Снабженцы попытались возобновить закупки этой модели, несмотря на более чем низкую оценку ее функциональности во фронтовых условиях, остановил их только стратегический характер сырья, идущего на рукояти: в меди испытывали острую потребность производители боеприпасов и, похоже, лишь это спасло американских солдат от второй части эпопеи с кинжалами-кастетами.
Английский штык обр. 1888 г. Мк II к винтовке системы Ли-Энфильд имел обоюдоострый клинок длиной 304 мм и во время 1-й Мировой войны и тем более после нее активно переделывался в траншейный кинжал с заменой рукояти. Однако, поскольку основной в британских войсках с 1908 по 1943 год являлась винтовка Short Magazine Lee-Enfield (S.M.L.E.) для компенсации длины укороченного ствола она получила штык с клинком длиной 435 мм в полном соответствии с концепциями военных теоретиков: несмотря на то, что английские солдаты были великолепными стрелками и обеспечивали высокую плотность огня, обращать противника в бегство при сближении на минимальную дистанцию планировалось штыками. Штык производился как оружейными, так и ножевыми производствами – Enfield Royal Arms Factory, Remington, Winchester, Wilkinson Sword Company, а также на фирмах J. Chapman, R. Mole и Sanderson & Neubold.
С началом 1-й Мировой войны британские войска получили специальные траншейные ножи. Не мудрено, что ими стали гибриды ножей и кастетов: британцы были большими поклонниками бокса, который и предписывался к использованию при близком контакте с противником. Впавшая перед войной в затяжной кризис ножевая отрасль Великобритании наладила поставку ножей-кастетов наряду с широкими уэльскими мечами (Welsh Fusiliers Knife), которые лорд Howard De Walden закупал в качестве вспомогательного оружия для пулеметных расчетов. Дизайн последнего в годы 2-й Мировой войны взял за основу при разработке своего Смачета майор Рекс Эплгейт.
Ножи-кастеты предназначались в первую очередь для штурмовых отрядов, в задачу которых входила быстрая зачистка неприятельских окопов, следовавшая сразу за артподготовкой. Британцы сразу за огневым валом врывались в немецкие траншеи, выявляли уцелевшие блиндажи и укрытия с неприятелем, которые тотчас забрасывали ручными гранатами. От выбегающих наружу немцев предписывалось отмахиваться левой рукой, с надетым на пальцы ножом-кастетом, при этом клинок был в положении обратного хвата. Основная идея применения этого оружия заключалась в двойном ударе: на прямом движении британский солдат пытался разбить челюсть или разворотить скулу врагу, а на обратном – распороть противнику горло клинком. Производства Шеффилда выпускали целую гамму подобных изделий: начиная от массивных латунных кастетов, к которым был приклепан клинок, и заканчивая минималистическими изделиями, выполненными штамповкой из листовой стали с фигурными рукоятями, первое же применение которых по назначению скорее всего заканчивалось серьезной травмой пальцев самого владельца.
Наиболее интересные модели производились на фирме Robbins (Dudley, Worcestershire). До начала войны этот производитель вообще не делал ножей: с 1870-х и до середины 1920-х он занимался инструментом для металлообработки. Однако его модели с литыми рукоятями из алюминиевого сплава были по-настоящему революционны для своего времени: кинжалы с литыми рукоятями и массивными навершиями, кинжалы с защитными дужками, Т-образные и обычные кинжалы-кастеты.
Служившие в армии Великобритании подразделения непальских гурков имели на вооружении национальные ножи кукри, которыми виртуозно владели.
В российской армии после японской войны была начата серьезная реорганизация, осуществлялась колоссальная работа по устранению недостатков, проявившихся в ходе боевых действий. Главным видом боевых действий признавалось наступление, но должное внимание уделялось и обороне. В атаках применялись более редкие боевые порядки, чем в других европейских армиях (интервалы до 5 шагов). Изучался встречный бой, действия в ночных условиях, вместо «ударной», т.е. штыковой, вводилась «огневая» тактика. От солдат требовалось самоокапывание не только в обороне, но и в наступлении.
Начавшаяся перед 1-й Мировой войной военная реформа, будучи весьма передовой по содержанию, оказалась существенно затянута. Основным штыком являлся все тот же игольчатый четырехгранный штык к пехотной и драгунской винтовкам системы Мосина обр. 1891 г. Все попытки принять на вооружение клинковые штыки, например, штык-кинжал к казачьим винтовкам, заканчивались опытными образцами. 
Тем не менее, в период 1-й Мировой войны в российской армии было некоторое количество клинковых штыков. В первые месяцы войны, пока российская армия наступала, на Юго-западном фронте целые дивизии российской армии вооружались австрийскими винтовками “Маннлихер” 1889 и 1895 гг. с соответствующими штыками, инженерные части русских армий были переведены на германские винтовки «Маузер» «88» и «98». Вычистили все арсеналы – в действующую армию пошли трофеи русско-японской войны – винтовки Арисака 1897 г. и 1905 г. с клинковыми штыками.
300 – тысячная партия винтовок Винчестер под русский патрон 7,62 с клинковыми штыками была поставлена США. У Франции Россия купила 250 тысяч однозарядных винтовок Гра 1874 г. и Гра-Кропачека 1874/85 гг. с клинковым Т-образным штыком. Ими сначала хотели обеспечить тыловые гарнизоны, но затем вооружили ополченческие дивизии 9-й армии, брошенные в бой на Северо-западном фронте. Итальянцы помогли поставками однозарядной винтовки Веттерли-Витали 1870/87 гг. со штыком длиной более полуметра.
Казачьи пластунские пехотные батальоны, имевшие особый статус в армии Российской империи, с собственными боевыми традициями и правилами, широко использовались на кавказском фронте против турецкой армии во время 1-й Мировой войны. Пластуны славились умением эффективно применить кинжал, были подлинными мастерами засад, встречного боя, отличались меткостью в стрельбе и ловкостью в рукопашных схватках. В авангардных боях, разведке и рейдах по тылам противника, они виртуозно действовали холодным оружием, бесшумно снимая боевое охранение и в полной тишине вырезая целые подразделения. Командовавший одним из батальонов пластунов наследник иранского престола Амманула Мирза почитал управление такой частью за честь.
Уставный кинжал Кубанского казачьего войска был утвержден приказом по Военному Ведомству № 133 от 13 марта 1904 г., примерно в то же время свой кинжал получило и Терское казачье войско. Однако утверждение уставных образцов кинжалов оказалось, по сути дела, формальным актом. Казачье войско мало обременяло себя описанием и чертежами, продолжая осуществлять заказ и отделку клинков по своему собственному усмотрению. Кроме этого казакам было дозволено выходить на службу с доставшимися им от отцов и дедов шашками и кинжалами, т.н. «дедовским» оружием, лишь бы оружие это было годно в боевом отношении. Хотя клинки Златоустовской оружейной фабрики и сохраняли неизменными свои основные конструктивные черты, но, поскольку отделкой шашек и кинжалов занимались военно-ремесленные школы, войсковые мастерские и многочисленные мастера-кустари, казачьи кинжалы отличались большим разнообразием.
Появление бебутов – кинжалов с изогнутыми клинками, - связывается уже с походами в Среднюю Азию и российским протекторатом над северными территориями Ирана. Главной опорой Империи в этом регионе являлись отдельная казачья бригада и русские регулярные войска, которые и популяризировали подобную форму кинжала.
Основной целью принятия бебута на вооружение была замена артиллерийской шашки, мешающей вести огонь орудийному расчету новых скорострельных орудий, поступавших в армию с 1902 г., а также обеспечение возможности ведения рукопашного боя в траншеях и ходах сообщения. Основным доводом против кинжала было отсутствие опыта владения им у орудийной прислуги: кроме состоящих на государевой службе иноверческих частей из Кавказского региона и казаков, подобного опыта у русских, преимущественно набираемых в артиллерию, не было.



Вследствие этих расхождений во мнениях решение о перевооружении было принято только после русско-японской войны. В 1907 году бебут – «кинжал кривой солдатский образца 1907 года», был принят на вооружение жандармерии, в 1908 г. - нижних чинов пулеметных команд, в 1909 году - всех нижних чинов артиллерийских войск, кроме конной и конно-горной артиллерии, в 1910 году - нижних чинов конных разведчиков пехотных полков. В период 1-й Мировой войны для этих же подразделений изготавливался упрощенный вариант кинжала с прямым клинком.


На завершающем этапе войны бебут использовался в ударных частях российской армии, т.н. «легионах смерти» и «батальонах чести», на которые легло основное бремя войны, в том числе регулярные рейды в разведку и боевое охранение. Бебут, как короткоклинковое оружие, оказался достаточно эффективен в качестве окопного кинжала. 



 
Задать вопрос
cat.raider





Страница оформления заказов

Написать письмо


admin@catraider.com


Другие материалы по теме



 


История боевых ножей.
Вторая половина 20 века. 



Боевые ножи.
Краткий обзор.


 




Нож KM 1000






Нож бундесвера KM 2000
 
 

Нож бундесвера KM 2000
(продолжение обзора)
 
Нож для хорошей драки

 

Материалы для рукояток
боевых ножей.


 
Нож китайского спецназа

 
Модели ножен для 
ножа saro-krechet

Авторский дизайн CatRaider.

Типовые кожаные ножны.
Авторский дизайн CatRaider.
 
 

Приспособления для ношения
боевых ножей



 
Формы рукояти боевого ножа





Изделия из кожи.
Основы работы.
 


 
Как обрабатывать и соединять детали кожаных изделий.
 
Блочки и люверсы


 
Хольнитены


Оборудование для установки
 
 
Пряжки для обуви
 

 
Джинсовые пуговицы

 
Пряжки для ремней
 
 
Кнопки 
для кожи и синтетики

 
Замки для сумок
 







Выжигание по коже

 

 Изделия из кожи 
своими руками




Плетенные и тисненные браслеты

 


Изготовление ножен скандинавского типа

 
  



Comments